Баулина Ольга Алексеевна

Ответственная за работу библиотеки

Образование: высшее.
Электронная почта:  dmshaleksandrova@culture.mos.ru
Телефон: +7 (499) 249-10-17

Родилась я в Москве в 1954 году 14 марта на улице Большая Бронная. Район был очень интеллигентный. Там жило много актеров, профессоров, ученых, знаменитых людей в других областях человеческой деятельности. И учителя у нас были соответствующие. Когда мы закончили 8 классов и перешли в девятый, наши учителя обращались к нам только на «вы». Мы поинтересовались – почему и получили такой ответ: «Теперь вы взрослые, такие же, как и мы, и поэтому не можем вам тыкать». Когда я рассказываю об этом другим людям, то мне задают вопрос: «А где вы учились?» Мне вообще повезло и со школами, и с учителями, и в музыке тоже. Музыкальная биография у меня богатая, учителей было много и каждый был личностью. Начинала я заниматься в Музыкальной школе-семилетке имени Гнесиных, которая была ещё на Собачьей площадке, потом она находилась в домике Шуваловых на улице Поварская, рядом с РАМ имени Гнесиных. Надо сказать, что мнение о том, что наша система музыкального образования пошла от Гнесиных не совсем верна. У сестер Гнесиных учиться было интересно. Когда у детей накапливалось несколько выученный произведений, они устраивали вечера, на которых был не только концерт, но было чаепитие, награды, шарады и много веселого другого. Инструмент виолончель я выбрала сама, так как раньше был более правильный прием в музыкальные школы. Перед прослушиванием был концерт, и дети сами выбирали на каком инструменте им учиться. А виолончель я выбрала потому, что в нашем доме жила девушка-виолончелистка и я видела с каким уважением моя мама с ней разговаривала. И так получилось, что на концерте играла именно эта девушка и вопрос об инструменте был решён быстро. Имя первого учителя по инструменту память, к сожалению, не сохранила, так как в школе я проучилась только четыре месяца, а потом заболела и родителям врачи посоветовали освободить меня от занятий музыкой. Помню только, что это был высокий, полный и уже не молодой человек, который меня просил представить в левой ладошке яблоко для того, чтобы пальцы на грифе стояли не прямые, а закруглённые. В начале второго класса моей мама настойчиво посоветовали всё-таки отдать меня на музыку. И мама пристроила меня в Музыкальное училище при консерватории, что в Мерзляковском переулке,  на отдел педпрактики. Там с детьми занимались студенты и раз в неделю в воскресенье они водили нас к своим профессорам на методический разбор. В то время там педпрактику по виолончели вел Аркадий Григорьевич Латинский, лучший методист того времени в Москве. Мне повезло и со студентами . Первой моей студенткой была Ирина Борисовна, с которой мы дружим до сих пор. Она работает завучем в одной из московских школ. Другого студента звали Ефим Львович. Он почему-то считал меня «одарёной»  и вместе с моей мамой они отправили меня в Музыкальную школу № 5 имени Игумного. Эта школа была организована преподавателями Московской консерватории и долгое время они проводили  там для учителей  школы мастер-классы. Одним из учеников этой школы, которым они гордятся, был Лев Маркиз (скрипка). Он работал в камерном оркестре Баршая. Потом  он организовал свой  камерный оркестр. А  когда я училась в Музыкальном училище имени Гнесиных его пригласили   руководить студенческим камерным оркестром и мне повезло два года играть в  этом оркестре.  В школе № 5 был очень творческий коллектив. Мы всё время где-то играли, куда-то ездили. Мне даже удалось принять участие в Первом детском конкурсе виолончелистов, организованном М.Ростроповичем. Даже удалось пройти на второй тур, но, как всегда, болезнь всё испортила. Вероятно, всё это мне очень нравилось и я сказала своей учительнице, Софье Григорьевне Ровинской, что хочу быть музыкантом, чем привела свою учительницу в ужас, потому что на педпрактике я занималась, как хотела и у меня было много пробелов, особенно по сольфеджио. Меня ненадолго вернули в Школу-семилетку имени Гнесиных. Там я училась у Светланы Михайловной Буровой. И в этой школе мы то же везде много играли. А потом я поступила в  Музыкальное училище имени Гнесиных, где   преподавала мой педагог. Потом моим учителем стал Александр Соломонович Бендицкий. Личность незаурядная. Родом из Тбилиси, он был учеником знаменитого грузинского педагога Меньяр-Белоручева, который воспитывал вундеркиндов и у которого была своя система каждодневных упражнений для учеников. При выпуске у его учеников не было никаких проблем при игре на инструменте. Александр Соломонович, кроме педагогической деятельности занимался общественной. Им издано много музыкальных сборников для виолончели с переложениями, он до конца своих дней руководил ансамблем виолончелистов при ЦДРИ (Центральный дом работников искусств в Москве). С ним мы ездили по СССР, играли на разный центральных концертных площадках Москвы, встречались и играли со многими музыкальными деятелями того времени. А еще Александр Соломонович был защитником Москвы. Служил на зенитной батарее, причем в том районе, где жила наша семья в Бабушкине. Был ранен в ладони рук и, поэтому после войны не смог играть как солист, а стал педагогом. Но это даже хорошо, потому что он воспитал много хороших музыкантов.    После училища я поступила в Московскую консерваторию. Там моим преподавателям был замечательный музыкант, а ныне профессор  Игорь Иванович Гаврыш. Он получил блестящее музыкальное образование. Был продолжателем московской виолончельной школы, которую отличала высокая культура звука. Его учителями были Галина Семёновна Козолупова, Святослав Кнушевицкий. В консерватории мне тоже было интересно. Мы с ансамблями принимали участие в правительственных концертах на Съездах коммунистической партии, с симфоническим оркестром консерватории, которым в то время руководил известный дирижёр Фуат Мансуров, ездили на гастроли. 

На Олимпиаде-80 были участниками музыкальной программы. Принимали участие в концерте при открытии Концертного зала в Олимпийской деревне.  В 1981 году я закончила учёбу в консерватории и меня приняли на работу в Детскую музыкальную школу № 13 Киевского района, где я работаю до сих пор. Педагогика мне очень нравилась. В консерватории я единственная ходила на педпрактику, что вызывало недоумение как у однокурсников, так и у преподавателей. Все готовили себя в солисты или артисты оркестров. Мне это тоже нравилось, но после школы Льва Маркиза, хотелось играть в камерном оркестре (симфоническая музыка мне казалась скучной). А таких оркестров в Москве было мало. В музыкальной школе я встретила не менее интересных людей, о каждом из которых можно писать отдельные книги. Можно назвать много имён и каждое имя – чудо.

Первый директор и организатор школы Григорий Владимирович Абрамян был очень талантливым человеком. Родом из Баку, учился там в Музыкальной спецшколе. Был членом Союза советских писателей, писал книги о музыке для детей. Во время ВОВ 1945 года в 16 лет ушел на фронт добровольцем, был ранен, при ранении потерял глаз и ногу. Будучи интересным и талантливым человеком, умел собирать вокруг себя таких же интересных и талантливых людей, друзей и преподавателей. Лично мне нравилось в руководстве Григория Владимировича то, что он умел ценить творческие возможности своих преподавателей и находить им правильное применение.

Мария Арсеньевна Фёдорова, второй директор школы.  Была мамой всем.   Её мудрость поразила меня еще при поступлении в школу, когда я увидела с каким уважением разговаривали с ней работники Управления образования ЗАО. И так было на протяжении всей её деятельности. Она умела решать вопросы любой трудности и за это её очень ценили директора московских школ. За время её директорства ученики и преподаватели школы много гастролировали по городам России, СССР и за рубежом, участвовали в разных конкурсах и концертах. Татьяна Николаевна Мчеделова,  первый завуч школы, которая много лет проработала в этой школе и была правой рукой Григория Владимировича. Воспитала немало профессиональных музыкантов, среди которых Павел Сербин. Он создал первым в Москве ансамбль аутентичных инструментов, а сейчас является профессором венской консерватории. Медведева Вера Михайловна (арфа) воспитала много учеников-профессионалов, в числе которых Светлана Парамонова, преподаватель училища Ипполитова-Иванова. Владимир Михайлович Блок вел в школе класс композиции. Уроки Владимира Михайловича были бесценны. Будучи членом Союза композиторов Москвы и, обладая феноменальной памятью и большой эрудицией, он много играл своим ученикам произведений разных композиторов, давая более широкое представление о музыкальной культуре. По его инициативе в Москве были организованы два музыкальных общества – венгерское и норвежское. Школа долгое время была членом этих обществ. Ученики школы принимали участие в концертах обществ, в частности в Посольстве Норвегии, в Венгрии Культурном центре. Сейчас эту деятельность продолжает супруга Владимира Михайловича Валерия Алексеевна Блок (альт), которая несколько лет была преподавателем школы по классу скрипки. Мария Романовна Левина (сольфеджио, музыкальная литература), которая знала весь репертуар своего предмета наизусть, была методистом Московского методического кабинета, принимала участие в разработках программ по теоретическим дисциплинам. Воспитала большое количество учеников, которые стали преподавателями этих дисциплин в других школах.

Ирина Викентьевна Малиновская (фортепиано), мама второго директора школы Марии Арсеньевны Фёдоровой. Эти две женщины были одними из первых выпускников ЦМШ (школы талантливых детей).

Ирина Николаевна Белокринкина разработала свою методику игры на фортепиано. Её ученики завоёвывали призовые места на конкурсах пианистов. Сейчас её ученик Сербента Андрей Викторович, наш Моцарт, работает в школе.

Белоруссова Лариса Васильевна (фортепиано) была потомком декабристов 1825 года. Методист союзного масштаба, выступала с мастер-классами, к ней приезжали учиться педагогическому мастерству из разный городов России. Воспитала огромное количество пианистов-профессионалов, многие преподают не только в России, но и в наших республиках и за рубежом. В их числе: дети Григория Владимирович Абрамяна (сын Григорий — органист, дочь Карина), второй директор Мария Арсеньевна Фёдорова, Марина Юрьевна Огданец, которая преподает в школе фортепиано, продолжая творческие традиции своего педагога.

Владимир Борисович Пороцкий (фортепиано) удивительно талантливый преподаватель, методист, автор большого количества переложений для фортепианных ансамблей, кулинар (умел выпекать удивительно вкусные торты). Его ученица Наталия Юрьевна Лисицына преподает в школе.

Лев Павлович Россомахин (скрипка) был другом Г.В.Абрамяна и родом из Баку. Получил блестящее музыкальное образование (закончил Бакинскую консерваторию) много лет играл в Москве в оркестре радио и кино, под руководством Силантьева. Несколько лет преподавал в ЦМШ, пока Григорий Владимирович не переманил его в свою школу. Ветеран ВОВ 1945 года. Начал в 1938 воевать ещё в Финскую, а закончил в Японскую в 1945. Был контужен. Его личный подвиг почти через десятилетие восстановил своё профессиональное мастерство (по 12 часов) и играл в оркестрах. Воспитал немало музыкантов, которые играли в разных оркестрах страны. Много лет руководил струнным отделом школы.

Вообще про учителей школы, действительно надо писать отдельную книгу. Лично я прожила в школе 39 лет, из которых 23 года была завучем школы. Несколько лет была парторгом школьной партячейки. А сейчас руковожу библиотекой, чем очень довольна. Воспитала одного профессионала (Мерзляковское музыкальное училище, Московская консерватория имени П.И.Чайковского), но много любителей музыки, чему я тоже рада, потому что мои ученики относятся к музыке с уважением.