Роман Минц

Роман Минц 01.jpgРоман Львович Минц родился в 31 марта 1976 г. в Москве. Играет на скрипке с пяти лет. Начал обучение в ДМШ № 13 (класс Л. А. Светловой). Окончил МСМШ им. Гнесиных (класс Н. М. Фихтенгольц), Королевский музыкальный колледж в Лондоне (класс проф. Ф. Андриевского), затем аспирантуру Guildhall School of Music and Drama (Лондон). В 1994 году Роман получил стипендию Фонда в Королевском музыкальном колледже в Лондоне, а также учился в Школе музыки и драмы Гилдхолла, выигрывая призы в каждом. Роман Минц играет на скрипке Франческо Руджиери, около 1685 года.

Лауреат премий Malcolm Sargent Award (1996), Lidia Napper Award (1996), Naches Prize (1997), Yehudi Menuhin Award (1997), Emily English Award (1999) и Park Lane Group Award (1999).

Один из самых выдающихся и оригинальных музыкантов своего поколения, которого газета «Независимая» называет «неофициальным лидером нового поколения музыкантов». Партнеры: скрипачи Гидон Кремер, Алина Ибрагимова, Борис Бровцын, Александром Ситковецкий; флейтист Шарон Безали, гобоист Дмитрий Булгаков и Николай Даниил; пианисты Катя Апекишева, Ингрид Флитер, Александр Кобрин, Чарльз Оуэн, Вадим Холоденко, Андрей Гугнин, Лукас Генюшас; виолончелисты Борис Андрианов, Джейми Уолтон, Александр Бузлов и Кристина Блаумане; альтисты Максим Рысанов и Нильс Менкемейер; певицы Гвенет-Энн Джефферс, Уильям Пьюрфой, Анна Деннис. Работал вместе с дирижерами Эндрю Дэвисом, Саулюсом Сондецкисом, Владимиром Зивой, Владимиром Понькиным, Филиппом Чижевским.

Выступал с такими известными группами, как London Mozart Players, Лондонский камерный оркестр, Литовский камерный оркестр, Оркестр Musica Viva, Русская филармония, Kremerata Baltica, Пражские солисты и Пражская симфония.

Роман записывался для ECM, Harmonia Mundi, Quartz и других лейблов, а его альбомы включали в себя ряд записей мирового уровня. Альбом произведений Добринки Табаковой для ECM был номинирован на премию Грэмми за лучший классический сборник. Его запись сольной скрипичной музыки с инновационным подходом к записи, изобретенным Романом и получившим название «пространственная оркестровка», была CD-диском недели на WQXR Radio New York и в ежегодном списке пожеланий критиков журнала Fanfare. Альбом музыки Леонида Десятникова для скрипки с оркестром был номинирован на премию ICMA и получил рецензию Five Stars за выступление и запись в BBC Music Magazine . Его альбом Ysaÿe Sonatas получил "Сверхзвуковую премию" от журнала Pizzicato .

Роман продемонстрировал российские премьеры произведений Голиёва, Тавенера, Макмиллана, Шчелли и Мозетича, а также дал мировые премьеры более пятидесяти произведений Табакова, Десятникова, Лангера, Беннета, Ирвина, Беррелла, Васильева, Курбатова и других.

В 1998 году Роман Минц и гобоист Дмитрий Булгаков основали Фестиваль камерной музыки Homecoming в Москве, который получил широкое признание и значительную популярность в России. Ядром концертных программ Homecoming являются тематические подборки произведений с одной мощной, но не обязательно музыкальной, идеей. С момента открытия фестиваля Роман является автором более 60 таких программ. 

Роман работал с импровизированным саксофонистом Полом Данмаллом, вокалисткой Алисой Тен, ансамблем Брайана Ирвина, ансамблем Покровского и русской группой IDM EU. Он также участвовал в нескольких театральных постановках, включая «Ариадну» Лангера и «Солдатскую повесть» Стравинского. Он работал с театральными режиссерами Василием Бархатовым и Тимом Хопкинсом, хореографами Аллой Сигаловой и Олегом Глушковым и кинорежиссером Александром Зельдовичем. Его запись использовалась в постановках Гонконгского балета, Royal Winnipeg Ballet и компании Q-dance.

Воспоминания о школе

Первое время после поступления в музыкальную школу я пел в хоре и играл на ложках. Я не очень понимал, какое отношение это имеет к скрипке, на которой я должен был учиться, и все время спрашивал, когда же мы уже начнем играть (мы - это я и мой друг Миша, с которым мы вместе гуляли во дворе и заодно вместе поступили в музыкальную школу. Наши мамы дружили и им было удобно водить нас в одну школу, потому что это можно было делать по очереди). И вот, однажды, мама сказала, что мы идем на урок по скрипке. И что нашу учительницу зовут Лариса Александровна Светлова. Мы пришли раньше, сидели на креслах напротив входной двери и ждали. Дверь открылась и вошли две женщины, одна из которых улыбнулась и сказала: “О, это мои”. И я, конечно, сразу стал её. Нам было по 5 лет и занимались мы небольшими отрезками времени по очереди, но самое главное, тот, кто в этот момент не стоял со скрипкой в руках, сидел у нее на коленях. И вот туда, на колени к ней, я, конечно, стремился гораздо охотнее, чем собственно пытаться удержать скрипку, прижимая ее подбородком к сшитой мамой подушечке.

До сих пор помню, что именно она объяснила мне, что такое дроби (в 5 лет). Для этого я раскрашивал кружок, поделенный на четыре части разными цветами. Нужно же было понимать, что такое четыре четверти. Она же объяснила мне, что такое параллельные линии. Смычок же должен быть параллельно подставке. Она объяснила мне, что когда играешь с кем-то, надо слушать того, с кем ты играешь даже больше, чем себя. Мы с Мишей очень рано начали играть всякие дуэты, типа Леопольда Моцарта и т д. Главное, конечно, как я понимаю сейчас, что она была именно тем человеком, который мне очень подходил, потому что она обаятельна, остроумна и красива, а при таком наборе качеств можно научить не только играть на скрипке, но и всему.

Для меня было совершенно невозможно её расстроить или рассердить - этого я боялся больше, чем рассердить родителей. Однажды я очень плохо сыграл на экзамене первую часть ля-минорного концерта Баха (вернее, мне сказали, что я его плохо сыграл, но сам-то я ничего не понял) и она вышла и сказала “Ты все хорошо сыграл, но почему так фальшиво?”, я потом вернулся к ней извиняться. Не добровольно, конечно. Маме было стыдно.

Она нас водила на концерты. В том числе, однажды, мы пошли в Гнесинский институт на концерт Кагана, Башмета и Гутман, которые играли трио Бетховена. Мне было 8 лет, кажется. Мы сидели в разных местах, а после концерта встретились в гардеробе, где я увидел, как какой-то лысый дядька подает ей пальто. Я, конечно, насторожился. По дороге домой спросил у мамы кто это и получил сразивший меня наповал ответ: “это ее муж”. Как муж? Какой такой муж?! Это же моя ЛарисаАлексанна! Вот так я познакомился с Михаилом Владимировичем Мунтяном, одним из самых выдающихся музыкантов, с которыми мне приходилось общаться. Но что не менее важно, у него были огромные колонки “точно такие же, как на Радио Франс”, а также видеомагнитофон, cd-проигрыватель, граммофон и картина брата Николая Ге на стене.

Там же я впервые увидел и услышал Гульда, Горовца, Хейфеца, Перельмана-Цукермана, Рубинштейна, в общем, всех правильных людей. При этом все это сопровождалось обсуждением:

-- Видишь, Гульд снимает обувь, это он чтобы лучше чувствовать педаль, Миша тоже часто занимается без обуви, Миша, это ведь для того, чтобы лучше чувствовать педаль?

(пауза)

-- Лялечка, у меня ноги потеют.

Когда я закончил музыкальную школу, она передала меня дальше – Наталья Фихтенгольц, когда я закончил Гнесинку, она передала меня дальше – Феликсу Андриевскому, с женой которого училась в одном классе в ЦМШ. Всю мою жизнь она меня вела и направляла.

7 июля у нее день рождения, а я, её ученик, буду играть ля-минорный концерт Баха в БЗК.

Роман Минц,
выпускник ДМШ № 13 (в настоящее время ДМШ Александрова)