Концерт "У войны не женское лицо"

17 апреля 2020

Видеоформат
17 апреля 2020 года смотрите на нашем канале в Ютуб: 
концерт "У войны не женское лицо", посвященный 75-летию Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг..

Женщина и война...Оба эти слова женского рода... Но они несовместимы. Женщины грозных сороковых годов спасали мир. Они, защищая Родину, шли в бой с оружием в руках, перевязывали раненых, уходили в партизаны, стояли у станка, рыли окопы, пахали, сеяли, растили детей...

Один на один со слезами

Ты встретила эту войну.

Печали,труды и заботы

Легли на тебя на одну...

В концерте прозвучат произведения российских и зарубежных композиторов. 

Приветствуем всех слушателей нашего концерта, посвященного 75-летию Победы!
 
В исполнении учащихся класса фортепиано: Марии Шлыковой, Серафимы Носковой, Таисии Носовой, Мариам Мовсесян, Владимира Новикова, Мане Мовсесян, Александры Чудиновских, Теймураза Разгоева, Вероники Коробко, Евдокии Близнековой
 

Преподаватели: Ирина Александровна Осмакова, Эмма Серафимовна Соколова, Елена Михайловна Рыбакова, Татьяна Витальевна Егорова,
Детская музыкальная школа имени А.Н.Александрова

 
Помним о Великом Подвиге Народа. С Днём Великой Победы!
 
С таким же, как и концерт, названием есть документально-очерковая книга белорусской писательницы, лауреата Нобелевской премии по литературе 2015 года Светланы Алексиевич:


На фронтах Великой Отечественной войны в Советской армии воевало более 1 миллиона женщин. Не меньше их принимало участие в партизанском и подпольном сопротивлении. Им было от 15 до 30 лет. Они владели всеми военными специальностями – летчицы, танкистки, автоматчицы, снайпера, пулеметчицы...

 
Воспоминания женщин-ветеранов:
 
«Один раз нанесли человек двести раненых в сарае, а я одна. Раненых доставляли прямо с поля боя, очень много. Было это в какой- то деревне… Ну не помню, столько лет прошло… Помню, что четыре дня я не спала, не присела, каждый кричал: "Сестра! Сестренка! Помоги, миленькая!" Я бегала от одного к другому, один раз споткнулась и упала, и тут же уснула. Проснулась от крика, командир, молоденький лейтенант, тоже раненый, приподнялся на здоровый бок и кричал: "Молчать! Молчать, я приказываю!" Он понял, что я без сил, а все зовут, им больно: "Сестра! Сестричка!" Я как вскочила, как побежала – не знаю куда, чего. И тогда я первый раз, как попала на фронт, заплакала.
Наталья Ивановна Сергеева, рядовая, санитарка
 
«Сформировалась первая гвардейская дивизия народного ополчения, и нас, несколько девчонок, взяли в медсанбат. Позвонила тете: – Ухожу на фронт. На другом конце провода мне ответили: – Марш домой! Обед уже простыл. Я повесила трубку. Потом мне ее было жалко, безумно жалко. Началась блокада города, страшная ленинградская блокада, когда город наполовину вымер, а она осталась одна. Старенькая. Помню, отпустили меня в увольнение. Прежде чем пойти к тете, я зашла в магазин. До войны страшно любила конфеты. Говорю: – Дайте мне конфет. Продавщица смотрит на меня. Я не понимала: что такое – карточки, что такое – блокада? Все люди в очереди повернулись ко мне, а у меня винтовка больше, чем я. Когда нам их выдали, я посмотрела и думаю: "Когда я дорасту до этой винтовки?" И все вдруг стали просить, вся очередь: – Дайте ей конфет. Вырежьте у нас талоны. И мне дали…
Альбина Александровна Гантимурова, старший сержант, разведчица
 
«Приехал врач, сделали кардиограмму, и меня спрашивают: – Вы когда перенесли инфаркт? – Какой инфаркт? – У вас все сердце в рубцах. А эти рубцы, видно, с войны. Ты заходишь над целью, тебя всю трясет. Все тело покрывается дрожью, потому что внизу огонь: истребители стреляют, зенитки расстреливают… Несколько девушек вынуждены были уйти из полка, не выдержали. Летали мы в основном ночью. Делали до двенадцати вылетов за ночь. Я видела знаменитого летчика-аса Покрышкина, когда он прилетал из боевого полета. Это был крепкий мужчина, ему не двадцать лет и не двадцать три, как нам: пока самолет заправляли, техник успевал снять с него рубашку и выкрутить. С нее текло, как будто он под дождем побывал. Теперь можете легко себе представить, что творилось с нами. Прилетишь и не можешь даже из кабины выйти, нас вытаскивали. Не могли уже планшет нести, тянули по земле. А труд наших девушек-оружейниц! Им надо было четыре бомбы – это четыре сотни килограммов – подвесить к машине вручную. И так всю ночь − один самолет поднялся, второй − сел. Поневоле и в походке, и в движениях появлялось что-то мужское. Когда кончилась война, нам сшили платья хаки. Мы вдруг почувствовали, что мы девчонки…»
Александра Семеновна Попова, гвардии лейтенант, штурман
 

«Направили в Рязанское пехотное училище. Выпустили оттуда командирами пулеметных отделений. Пулемет тяжелый, на себе его тащишь. Как лошадь. Ночь. Стоишь на посту и ловишь каждый звук. Как рысь. Каждый шорох сторожишь… До Варшавы дошла… И все пешочком, пехота, как говорится, пролетариат войны. На брюхе ползли… Не спрашивайте больше меня… Не люблю я книг о войне. О героях… Шли мы больные, кашляющие, не выспавшиеся, грязные, плохо одетые. Часто голодные… Но победили!» Любовь Ивановна Любчик, командир взвода автоматчиков «Летали на истребителях. Сама высота была страшной нагрузкой для всего женского организма, иногда живот прямо в позвоночник прижимало. А девочки наши летали и сбивали асов, да еще каких асов! Вот так! Знаете, когда мы шли, на нас мужчины смотрели с удивлением: летчицы идут. Они восхищались нами…»

Клавдия Ивановна Терехова, капитан авиации

Программа концерта >>

афиша для Рыбаковой 17 марта 2020.jpg